Морской спецназ продолжает разминирование Керченского пролива

Морской спецназ продолжает разминирование Керченского пролива
Август 06 11:23 2016

Дно Керченского пролива по плотности залегания металла Второй мировой войны не имеет себе равных среди других морских акваторий. Бои на берегах, в водах пролива и в воздухе над ним шли с 1941 по 1944 год. Уже в мирное время над очисткой пролива основательно поработали тральщики и водолазные экспедиции – военные и гражданские. Но начатое строительство Керченского моста показало, что дно пролива и теперь таит немалую опасность, которую образно называют эхом войны.

Заявки по обнаружению на дне подозрительных объектов от строителей-гидрологов поступают в штаб отряда специального назначения по борьбе с подводно-диверсионными силами и средствами (ПДСС) регулярно. А выполняет эти заявки дежурная группа морского спецназа, несущая службу в проливе. В её составе противодиверсионный катер типа «Грачонок», патрульный катер типа «Раптор» и дежурный расчёт боевых пловцов, в котором есть водолазы-разведчики и водолазы-минёры.

Получив из штаба отряда задачу на отработку заявки, боевые пловцы на «Рапторе» выходят к месту водолазных спусков. С учётом сложности и рискованности задач по разведке, обнаружению и ликвидации взрывоопасных предметов под водой эта задача ставится только наиболее опытным морякам-спецназовцам контрактной службы.

– Дно акватории пролива по большей части илистое, -объясняет после очередного спуска разведчик-водолаз старший матрос Иван Пенявский. – Чуть резче сделал движение, сразу видимость – никакая. Она и так не очень-то хорошая, особенно когда течение с Азова усиливается после дождей. Чуть ли не на ощупь работать приходится. А толщина илового слоя до полутора метров…

Читайте: Проблемы транспортного подхода к Керченскому мосту

Но они справляются. Уже четыре смены отработали в режиме боевого разминирования морские спецназовцы. Каждая смена уничтожила по сотне взрывоопасных предметов.

Командир «Раптора» старший прапорщик Дмитрий Божко виртузно выводит свой патрульный катер с водолазной командой в точку, указанную строителями-гидрологами, и делает запись в вахтенном журнале о начале работы боевых пловцов. Командир водолазного спуска старший мичман Константин Дубина отдаёт команду старшему матросу Максиму Огородникову: «Спуститься на дно, произвести разведку, осмотр и классификацию обнаруженных объектов».

Чуть слышное урчание катерного двигателя, лёгкая проливная волна делают минуты ожидания ещё томительнее. И вот на поверхности появляется, поблёскивая мокрыми стёклами маски, голова водолаза-разведчика. Через минуту он докладывает: «Объект – 120-миллиметровый орудийный снаряд – считаю опасным, взрыватель на месте. Целесообразно уничтожить подрывом на месте».

Смотрите: Строительство моста в Крым: фоторепортаж от 29 июля

Командир группы по борьбе с ПДСС капитан-лейтенант Сергей Скиба поясняет, что большинство обнаруженных боеприпасов времён Второй мировой войны отбуксировать к месту глубоководного затопления не представляется возможным. Морская вода и время предельно увеличивают вероятность взрыва. К тому же дно пролива постоянно меняется, время от времени появляются илистые и песочные нанесения. Они усложняют подводный поиск. В толстом слое ила можно обнаружить, к примеру, и донную мину. А 85-мм мину прибор может и не засечь. Чтобы добраться до неё, надо размыть ил, а от этого могут сдетонировать мелкие снаряды, которые лежат рядом. Те же проржавевшие 85-миллиметровки очень чувствительны к любому движению. А от них сдетонирует и донная мина.

Мне довелось видеть столб воды при подрыве такой «штуковины». Метров на 70 он поднялся над поверхностью. О самочувствии водолаза, если бы он находился под водой поблизости, говорить излишне. Поэтому Сергей Скиба очень переживает за своих подчинённых, когда они работают под водой. Он, конечно, знает об их опыте, о дополнительной подготовке по видам боеприпасов военной поры, с каждым из них не раз в паре отрабатывал сложные учебные и боевые задачи на глубине. Но он знает, что его подчинённые работают сейчас на более острой грани риска, нежели их сухопутные коллеги-сапёры. У тех теперь есть надёжные защитные комплекты, а от подводного взрыва пока защиты не придумали. Командир группы надевает легководолазный комплект и уходит под воду наравне со своими бойцами не ради бравады или отработки своих водолазных нормо-часов, а для поддержания командного духа как производного профессиональной уверенности в выполнении сложной боевой задачи.

Бывает ли им страшно? Да, бывает.

– Хуже всего, когда не срабатывает подрыв, – делится ощущениями старший матрос Иван Пенявский. – Может, контакт с детонатором нарушился или электрокабель сдёрнулся. А вдруг мина при этом была потревожена и встала на боевой взвод? Вот тут мурашки по спине и пробегают. Но надо снова идти под воду, обвязывать зарядом адскую «железяку»…

А мне подумалось: пожалуй, надо быть очень преданным своей профессии, чтобы вот так просто, буднично говорить о её рискованности. Сейчас командование отряда морских спецназовцев готовит представления для награждения участников этой подводной операции к медали «За разминирование». Хочется верить, что задержек в этом справедливом деле не возникнет.


Поделитесь понравившейся информацией в социальных сетях!