Почему военным пришлось спешно отконвоировать в Крым буровые «Черноморнефтегаза»?

Почему военным пришлось спешно отконвоировать в Крым буровые «Черноморнефтегаза»?
Декабрь 14 21:22 2015

В понедельник, 15 декабря, работающее в Крыму ГП «Черноморнефтегаз» распространило сенсационную информацию. По опубликованным на официальном сайте этой организации данным выходило, что наша страна едва не вступила в новый вооруженный конфликт с турками. На сей раз в Черном море.

Вот, что сказано в том сообщении: «В связи со сложной международной обстановкой, рисками утраты жизненно важных активов ГУП РК «Черноморнефтегаз» — двух современных буровых установок В-312 и В-319 общей стоимостью более 25 миллиардов рублей, была осуществлена их перестановка с Одесского газового месторождения (расположено на северо-западном шельфе Черного моря в 150 км от берега Крыма) в территориальные воды Российской Федерации. Операция проведена в кратчайшие сроки по указанию главы Республики Крым Сергея Аксенова.

При перестановке СПБУ В-312 на пути следования каравана судов с буксируемым объектом появилось неустановленное торговое судно под турецким флагом. Действуя в нарушение международных правил предупреждения столкновения судов в море и общепринятых норм морского судоходства, турецкое судно не уступило путь каравану, идущему перекрестным курсом, и предприняло попытку остановиться на пути его следования, чем заведомо создало аварийную ситуацию. В радиообмен с судами сопровождения капитан турецкого судна не вступал, не отвечая на вызовы.

Устранили «недоразумение» сторожевой катер Пограничной службы ФСБ России и ракетный катер Черноморского Флота, которые принудили судно под флагом Турецкой Республики изменить курс в безопасном для транспортного каравана направлении».

На фоне другого нашумевшего ЧП — предупредительной стрельбы российского сторожевого корабля «Сметливый» 13 декабря в Эгейском море для остановки опасно маневрировавшего турецкого сейнера, новость из недр «Черноморнефтегаза» прозвучала почти зовом боевой трубы.

Правда, почти тут же СМИ выяснили, что буксировка буровых установок с Одесского газового месторождения случилась не вчера, а еще 24 ноября. А следом и Погранслужба ФСБ по Крыму заявила, что никакого опасного маневрирования со стороны встречного сухогруза не было: «После выхода на связь турецкое судно по рекомендации корабля Черноморского флота и в целях обеспечения безопасности мореплавания изменило свой курс и безопасно разошлось с караваном. Дистанция расхождения составила более двух морских миль. Попыток остановить и каким-либо образом помешать действиям по буксировке буровой установки турецкое судно не предпринимало».

Так что же — не о чем и говорить? Как бы не так! То, что нам все же сообщили, выглядит куда тревожней, чем известия о мнимых или действительно опасных маневрах турецких моряков. И вовсе не Турция тут виной. Попробуем разобраться.

Что же случилось с буровыми платформами «Черноморнефтегаз»?

Обратите внимание на прямо-таки загадочные слова официального сообщения этой организации: «В связи… с риском утраты жизненно важных активов». Выходит, в северо-западной части Черного моря, в районе, который куда ближе к украинской Одессе, чем к российскому Крыму, внезапно случилось (или появилась информация, что может случиться) нечто такое, что грозило России потерей имущества почти на полмиллиарда долларов. И что вынудило «в кратчайшие сроки» в сильный шторм под охраной боевых кораблей уводить оттуда на буксире дорогостоящее буровое оборудование. Мало того — быстренько прятать его в собственных территориальных водах.

Нам, конечно, никто и никогда не расскажет, зачем и почему Аксенов отдал такое экстренное распоряжение. Замечу лишь, что у главы республики должны были появиться весьма веские основания. Потому что углеводородное сырье, которое добывает на морском шельфе «Черноморнефтегаз», — это практически все, чем располагает сегодня Крым для обеспечения своей энергетической безопасности. Больше ни грамма «голубого топлива» полуостров ниоткуда не получает.

При этом оговоримся: сами буровые газ не добывают, они лишь ведут разведку месторождений. Но ведь разведка скважин — важная часть общего процесса. Спешно эвакуировать буровые и тем прервать их работу — для этого, конечно, нужны очень веские причины.

Значит, они были. И именно веские. Чтобы попытаться понять, какие именно, придется вернуться в октябрь минувшего года.

Тогда неназванный источник в штабе Черноморского флота сообщил информационным агентствам, что боевые корабли Черноморского флота приступили к постоянному дежурству по охране и обороне газовых вышек госкомпании «Черноморнефтегаз» в Черном море. По словам источника, дежурство в охраняемом районе велось круглосуточно. К нему были привлечены тральщики, малые противолодочные корабли и ракетные катера. Каждые две недели проводилась замена сил, несущих дежурство.

В то время еще не началась наша военная операция в Сирии. Но малочисленному Черноморскому флоту и без нее хватало забот. Выделять безотлучный корабельный караул еще и для буровых установок под Одессой — это выглядело прямо-таки непомерной нагрузкой для военных моряков.

Но выделять тральщики и ракетные катера пришлось. Потому что к тому времени в Киеве вовсю зазвучали призывы к организации масштабных диверсий на объектах российской инфраструктуры и к началу масштабной партизанской войны на нашей территории. Больше других лютовал бывший министр обороны Украины Анатолий Гриценко: «Мы должны действовать асимметрично… Лоб в лоб Украина не выдержит, и это абсолютно проигрышная стратегия… Раненые и убитые возвращаются в украинские семьи, а должны возвращаться и в российские… Надо действовать на территории Российской Федерации. Раз война — значит война всеми доступными способами».

Чуть позже воинственный пенсионер Гриценко с украинских телеэкранов продолжил угрозы: «Есть в резерве люди, которые прошли и Афганистан, и Ирак, Анголу, где умеют работать во вражеском окружении… Они могут уничтожать за линией фронта и „Грады“, и вертолеты, которые стоят на российских аэродромах, и подрывать их железные дороги, чтобы составы летели там. И чтобы „груз-200“ получал Путин. И чтобы российское население включалось».

О партизанской войне в соседней стране, не таясь, и сегодня рассуждают многие. Поэтому в Москве предусмотрительно взялись за определение самых уязвимых для потенциальных диверсантов объектах российской инфраструктуры. Удивительно ли, что буровые установки «Черноморнефтегаза» оказались едва ли не первым в этом ряду?

Во-первых, потому, что стоят они слишком далеко от родной земли и опасно близко к украинской территории. До Крыма, как уже сказано, полторы сотни километров морской глади, а до Одессы, где с недавних пор главная база Военно-Морских сил Украины — рукой подать.

Во-вторых, добытый газ в расположенное в Крыму Глебовское подземное хранилище (проектная мощность 1 млрд. кубических метров или 55% годовой потребности полуострова) подается по магистральной трубе, протяженность которой никак не может быть менее тех самых 150 километров. Понятно, что надежно защитить трубу очень сложно.

В-третьих, в Киеве не смирились с национализацией крымчанами «Черноморнефтегаза» в 2014 году и переходом его под российскую юрисдикцию. И не забыли, что спешно отбуксированные из-под Одессы в Крым буровые установки В-312 и В-319 прежде, в «украинские времена», назывались «Петр Годованец» и «Незалежность». В 2011 году они были куплены Киевом за рубежом за 800 миллионов долларов. А коли не получается эти установки вернуть, полагаю, что в Киеве задумались: а не действовать ли по принципу «так не доставайся же ты никому»?

Впрочем, мало обзавестись планами такого рода диверсий и партизанских вылазок. Нужны еще обученные подрывному делу специалисты. У Украины они есть, и совсем рядом с Одесским газовым месторождением.

В соседнем Очакове дислоцирован 73-й морской центр специальных операций ВМС Украины. Образованный на обломках бывшей 17-й отдельной бригады спецназа Главного разведывательного управления Генштаба Вооруженных сил СССР. В составе центра четыре отряда с очень подходящей для диверсий на море специализацией: подводного минирования, подводного разминирования, разведки и диверсионной борьбы, спецсвязи.

К тому же есть и еще одна многозначительная деталь. По некоторым данным, в 2012 году подводные диверсанты из Очакова проводили очень примечательные учения. Под лозунгом борьбы с терроризмом они учились внезапно штурмовать тогда еще исключительно украинские установки — как раз те, что стояли на Одесском месторождении. В частности, морскую стационарную платформу МСП-17.

Да, тогда это закончилось неудачей. И, по рассказам очевидцев, персонал платформы, который украинские боевые подводные пловцы собирались «нейтрализовать», вынужден был помогать вылавливать диверсантов из воды вместе с амуницией.

Да, с той поры с выучкой в 73-м центре специальных операций наверняка стало только хуже, поскольку его элитный личный состав был брошен в бестолочь так называемой «АТО» в Донбассе и использовался там украинскими генералами в роли простой пехоты. Одного за другим потерял в боях сразу двух своих командиров — капитана 2 ранга Алексея Зинченко и капитана 1 ранга Юрия Олефиренко. Кроме того, в казармы не вернулись и несколько боевых пловцов рангом пониже.

Но означают ли эти факты, что украинские подводные диверсанты из Очакова теперь ни на что не способны? Это — вряд ли. Слишком глубокими были традиции бывшей советской 17-й отдельной бригады спецназа Главного разведывательного управления. Позади у нее выполнение секретных операций на Кубе, в Египте, Ливии, Никарагуа, Мозамбике, Анголе, Эфиопии, Вьетнаме. Хоть кто-нибудь из спецов, что действовали в этих странах, могли остаться в строю? Хотя бы в роли пенсионеров-преподавателей? Так что давайте не будем недооценивать.

Но есть и еще один вопрос. Если и впрямь диверсионная угроза буровым платформам «Черноморнефтегаза» заставила срочно упрятать установки в наши территориальные воды, то почему именно сейчас? На этот счет тоже могут быть лишь догадки. Вот одна из этого ряда.

Вы помните хвастливые заявления инициатора и организатора недавней «энергетической блокады» Крыма Ленура Ислямова? Того самого, который любил позировать на фоне взорванных опор ЛЭП, подававших электричество на полуостров? После того, как Ислямову и его подельникам удалось надолго оставить крымчан без света, он в интервью украинской службе «Радио «Свобода» пообещал, что на очереди некая секретная военная операция против жителей полуострова.

Неужели имелись в виду взрывы на крымских буровых?

А в это время…

В понедельник генеральный директор «Черноморнефтегаза» Игорь Шабанов заявил, что буровые пришлось отбуксировать в Крым из-за террористической опасности. По его словам, установки находились «в нейтральных водах с неопределенным международным статусом» приблизительно в 180 километрах от берега. На таком расстоянии от российских территориальных вод их безопасность было сложно обеспечить.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Поделитесь понравившейся информацией в социальных сетях!