Трасса “Таврида”: дорожный детектив по-крымски

Трасса “Таврида”: дорожный детектив по-крымски
Апрель 06 12:47 2016

В прессе муссируется тема срыва сроков строительства автомобильного подхода к будущей трассе «Таврида». Она вызывает большой интерес уже потому, что по федеральной целевой программе этот «подход» в 9 километров оценивается более чем в 5 миллиардов рублей. А ещё потому, что в истории нет ответа, кто виноват, хотя этот вопрос в недавний свой приезд задал сам Президент РФ Владимир Путин.

Экземплярчик… для истории

Одну из увлекательных версий опубликовала одна из российских газет, где, кроме как для комментариев фирмы-подрядчика ГТМК (ООО «Гипротрансмост-Крым»), которой достался госзаказ на проектирование автомобильного подхода, почему-то не нашлось места для комментария хотя бы одного эксперта.

В статье главный посыл подрядчика — мол, мы заключили контракт, но госзаказчик — Минтранс Крыма — не даёт работать, якобы вместо задуманного проекта четырёхполосной дороги ведомство запросило трёхполосную. Более того, ГТМК рискнул заявить, что готовые результаты — проектно-изыскательские документы — украдены. И теперь фирма и её гендиректор Владислав Коновалов требуют 280 млн руб. в возмещение ущерба за невыполненные работы, а с его подачи возбуждено уголовное дело.

В Минтрансе удивлены, что в статье газеты идёт преждевременный слив «сырой» информации по уголовным делам, по которым нет выводов. Обычно это признак давления на следствие. Возникает вопрос: зачем давить на следствие, если ГТМК так уверен в своей правоте?

Стройные доводы фирмы рушатся при знакомстве с документами, которыми ООО «Гипротрансмост-Крым» прокладывало себе дорогу к государственному заказу на 5,6 миллиарда рублей. Напомним, ГТМК был назначен подрядчиком по проектно-изыскательским работам распоряжением Совмина РК № 590. До конца прошлого года в Крыму, как помним, ещё действовал бесконкурсный порядок определения подрядчиков.

По контракту № 15-П/15, подписанному фирмой с ГКУ РК «Служба автомобильных дорог РК», до конца года фирма обязалась за 280 млн руб. сделать проектирование автомобильного подхода к Керченскому транспортному переходу. По условиям работы с ФЦП, которые определены постановлением Правительства РФ № 790, предусматривается, что все технические задания на проектирование обязательно согласуются с Министерством по делам Крыма (а после его ликвидации — с Минэкономразвития РФ), то бишь с главным распорядителем бюджетных средств.

Трасса "Таврида": дорожный детектив по-крымски

Министр транспорта РК Андрей Безсалов рассказывает:

— Когда в октябре 2015 года до нас были доведены деньги, а только по этому контракту было доведено 273 млн руб., мы в силу наших обязанностей должны были проверить достоверность первичной информации. Поэтому затребовали от Службы автомобильных дорог контракт, заключённый ими с ГТМК. Было обнаружено несоответствие контрактной документации, в том числе технического задания в архиве Службы автомобильных дорог, тому экземпляру контракта, который был направлен в МинКрыма.

И этот подложный экземпляр оказался без необходимой подписи МинКрыма, зато был подписан бывшим директором ГКУ РК «Служба автомобильных дорог» Василием Савченко… В начале октября 2015 года тот был освобождён от должности, в отношении его возбуждены уголовные дела…

В результате Минтранс и новый руководитель Службы автодорог Александр Мохна приняли решение о приостановке действия государственных контрактов, поскольку все эти нарушения и несоответствия должны были привести к уменьшению объёма работ, необходимых для реализации ФЦП. Хуже другое — эти нарушения стали причиной срыва сроков мероприятий федеральной целевой программы.

С пустыми карманами, но большими аппетитами?

Как выяснилось, перед этим прокуратура проводила проверку законности этого и других контрактов со Службой автомобильных дорог. В результате прокуратура Крыма вынесла представление о необходимости расторжения контракта с ГТМК. Ведомство пришло к выводу, что контракт заключён незаконно, по многим основаниям.

Данные на сайте Федеральной налоговой службы РФ по фирме ГТМК наталкивают на подозрение, что ГТМК — обычная фирма-прокладка. Поскольку кроме 10 тысяч уставного капитала и нескольких сотрудников в штате за душой ничего не имеет.

Андрей Безсалов говорит:

— Мы пытались разобраться, кто владельцы фирмы, там сменились 20 учредителей — это по реестру видно. Финансовое положение близко к нулю, и таковым оно было изначально. И эта компания хотела пропустить через себя несколько миллиардов рублей, выделенных на проектирование.

Некоторые косвенно связывают ГТМК с фирмой «Волгомост». Это крупная компания в дорожной отрасли. Из СМИ известно, что у ПАО «Волгомост» большая кредиторская задолженность, много исков о её банкротстве — летом 2015 года 24 организации подали иски о признании «Волгомоста» банкротом. Сумма предъявленных кредиторами финансовых требований к «Волгомосту» превысила 250 млн руб.

Прямой юридической связи между двумя фирмами нет, но некоторые сотрудники ГТМК — это бывшие сотрудники «Волгомоста».

И, кстати, некая фирма «Волгомост-Крым» оказалась зарегистрирована по тому же адресу, что и ГТМК: в Симферополе, на улице Турецкой, 13а.

Десять отличий… на миллиард?

В распоряжении редакции оказались экземпляры техзадания: один с условиями контракта, согласованными МинКрыма, другой — подложный, нескромно отредактированный.

Перечень несоответствий между ними достаточно большой и увлекательный для правоохранителей. 

Ну, во-первых, в техзадании, которое было согласовано Министерством по делам Крыма, изначально предусматривалось, что в эти 273 млн входит разработка проектной и рабочей документации. Но в экземпляре, хранившемся в Службе автодорог, фирма брала на себя только разработку проекта, то есть за те же 273 млн руб. предлагалось сделать вдвое меньше работы. Причём урезанный объём работы указывается во многих пунктах документа. То есть никак нельзя заподозрить, что ложные данные — всего лишь опечатка. Понятно, что это осознанное действие.

Другое отличие подложного экземпляра техзадания — ценовой барьер госзаказа.

В согласованном Министерством Крыма документе указано, что предельная стоимость мероприятий не может превышать стоимости соответствующего мероприятия, установленной в ФЦП. В федеральной целевой программе говорится, что создание этих подходов стоит порядка 5 млрд 680 млн руб. Но в подложном документе, который прилагался к контракту ГТМК в Службе автодорог, сказано: стоимость объекта определяется по результатам проектирования и экспертизы.. Это значит, что стоимость контракта могла составить и 8 млрд, и 15, и т. д.

В подложном документе исчезло чёткое требование к ГТМК проектировать дорогу шириной 2×7,5. В липовом документе фирма разрешила себе ширину дороги «уточнить проектом», то есть поимпровизировать.

Импровизировать надеялись и с категорией дороги вне населённых пунктов. Изначальное требование говорило о строительстве дороги категории 1Б, то есть четырёхполосной на всём протяжении подхода. Но подложный документ почему-то разрешил эту категорию «уточнить проектом», то есть поменять по ходу дела.

Изображая жертву в скандале, ГТМК, как помним, наскоро слепил версию о том, что затормозил работы Минтранс Крыма, требуя пересмотра полосности.

Гендиректор ГТМК Владислав Коновалов в обращении к правоохранителям пишет:

«Крымские чиновники, отвечающие за строительство дорог… сумели дезинформировать Правительство России… в части того, кто пытался навязать строительство автодороги в трёхполосном варианте. Глава Минтранса Крыма и глава Службы автомобильных дорог в ноябре прошлого года приняли решение о приостановке действия государственных контрактов в связи с их попыткой произвести корректировку требований к проектированию дороги в части уменьшения полосности».

Напомним, однако, что работы были приостановлены.

Александр Мохна утверждает:

— Не знаю, откуда взялась эта «теория трёхполосности», это заблуждение какого-то писателя. Мы такое никогда не озвучивали. Никаких документов от нас с просьбой увеличить или уменьшить полосность не было.

Бюджет авансом?

Итак, несоответствия в техзаданиях были обнаружены в ноябре 2015 года, в декабре уже последовали заявления Минтранса Крыма в правоохранительные органы — в МВД, Следственный комитет РФ и прокуратуру. Проблема в том, что обнаруженные нарушения повлекли за собой срыв сроков по ФЦП. Хотя такой срыв сегодня некоторые пытаются вменить в вину Совмину Крыма.

Андрей Безсалов рассказывает:

— Моя обязанность как главного распределителя бюджетных средств — прежде чем отправить документы в казначейство, проверить достоверность первичной документации. Мы просто исполнили свою обязанность и написали заявление в прокуратуру. В соответствии с Уголовным кодексом мы приняли меры по предотвращению мошенничества. Деньги вернулись в бюджет. С другой стороны, тогда, в ноябре, я поручил новому руководителю Службы автомобильных дорог зафиксировать фактически выполненные работы, чтобы понять, что сделано, что не сделано. Учитывая, что уже в ноябре было понятно, что ФЦП будет пересматриваться, всем подрядчикам, не только ГТМК, были направлены письма об остановке проектно-изыскательских работ и о предъявлении фактически выполненных документов. А как иначе определить, что сделано? Нам вменяют это в вину.

Интересно, что, в отличие от других подрядчиков, ГТМК отказался предъявить выполненные работы до перечисления им аванса. Видно, фирма, зная о нестыковках в техзадании, побоялась выдать «результат» без аванса. Доказательная переписка с фирмой по этому поводу передана в правоохранительные органы.

В конечном итоге 30 декабря 2015 года по заявлению Минтранса Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело в отношении подрядчика.

Утверждая в прессе, что документация по требованию министерства всё-таки была предъявлена, ГТМК обвинил Минтранс в краже документации.

Андрей Безсалов говорит:

— Обычная попытка получить незаработанные деньги. После наших неоднократных требований часть документации они всё-таки предъявили, но эта часть не была принята в силу технических причин: либо неполная документация, либо там были ошибки. То есть те акты, которые предъявил ГТМК, так и остались не подписаны. То есть Служба автодорог хотя и видела документы, но не приняла. И по состоянию на 31 декабря, на момент возбуждения дела, никакая документация нам официально как госзаказчику не была передана. А как можно украсть то, что не было получено?

Сегодня ГТМК винит во всех своих проблемах и срыве сроков контракта правительство Крыма. Однако стоит вспомнить пример успешного выполнения контракта без всякого срыва сроков. Как помним, помимо автомобильных подходов к трассе «Таврида», у нас будут ещё и железнодорожные подходы. Там ситуация противоположная, может быть, потому, что работает другой подрядчик — «Ленпромтранспроект». И этот подрядчик полностью за свой счёт выполнил проект на 320 млн руб., сдал в экспертизу, денег ещё не получил, но задание в части проектирования железнодорожных подходов не сорвал, понимая, что это не просто бизнес, а задание государственной важности.

В случае с автомобильным подходом ГТМК повёл себя по-другому, по контракту, для фирмы предусматривался серьёзный аванс. К счастью, подлог документов был выявлен раньше, чем перечислены деньги. Интересный момент: ГТМК выступал субподрядчиком по некоторым работам и на проекте железнодорожного подхода, но и там генеральный проектировщик «Ленпромтранспроект» был вынужден доделывать работу за ГТМК силами других субподрядчиков.

Наступая на пятки

К сожалению, законные действия Минтранса Крыма не лучшим образом отразились на имидже республики, ведь в результате Крым не успел исполнить поручение вице-премьера Дмитрия Козака по разработке сводной документации планировки территории (далее ДПТ) Керченского полуострова. ДПТ нужно было разработать по каждому из видов инфраструктуры, которая будет проходить по Керченскому полуострову, для того, чтобы всё это наложить на единую карту, согласовать между собой и, таким образом, избежать наступления проектов друг другу на пятки. Отметим для понимания, что ДПТ сначала согласовывается с муниципалитетами, по территории которых проходит линейный объект, затем утверждается Совмином РК, и, таким образом, разработка ДПТ не входит в мероприятия федеральной целевой программы. По закону, ДПТ делается до начала проектирования объекта и передаётся подрядчику в качестве исходных данных для будущего проектирования. Для железнодорожных подходов эта работа успешно сделана, а для автомобильного — нет.

Учитывая это, Минтранс привлёк к выполнению этого другого подрядчика — петербургское ЗАО «Институт «Трансэкопроект».

Андрей Безсалов рассказывает:

— Договора с ним не было, потому институт сделал эту ДПТ на безвозмездной основе по нашей просьбе. Это сделано для того, чтобы мы исполнили важное поручение вице-премьера Дмитрия Козака, для того, чтобы можно было согласовать с другими транспортными системами, не затормаживая реализацию других проектов.

Но возмущенный ГТМК посчитал, что разработка ДПТ — это его задача, соответственно, их деньги, и посчитал, что проект у них украли, и обратился в правоохранительные органы. Для справки: решение о разработке ДПТ принято Совмином РК в октябре 2015 года, а ГТМК самовольно присвоил себе право разработки ДПТ ещё в августе 2015 года.

И трудно представить, как можно украсть у подрядчика то, что не входит в ФЦП, а значит, не должно входить в контракт, то есть никто у ГТМК не заказывал. Однако правоохранители изъяли почти завершённую «Трансэкопроектом» ДПТ, возбудили второе дело. Таким образом, ситуация застопорилась во второй раз.

В результате сегодня проект проектирования автомобильного перехода насчитывает уже два уголовных дела. Дело, которое возбуждено по заявлению Минтранса Крыма, продолжается, расследование не завершено, его сроки продлены. По «ответному» делу, которое возбуждено ГТМК, правоохранители официальных выводов не сделали. Дело по якобы украденному у «Гипротрансмост-Крым» контракту по ДПТ Следственный комитет приостановил. Такой же нулевой результат судебных разбирательств по иску Минтранса к подрядчику.

Андрей Безсалов:

— Мы готовы к любому решению суда, к любому решению следствия. Если суд признает контракт законным, значит, надо его исполнять — с теми нарушениями, которые мы видим. Если признает его незаконным, тогда и вопросов нет. Мы законопослушные граждане.

Но дела зависли, и в Совете министров Республики Крым справедливо констатируют, что не могут влиять на следствие, а значит, ускорить сроки выполнения мероприятий ФЦП тоже нельзя.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Поделитесь понравившейся информацией в социальных сетях!