X
    Categories: КерчанеКультураНовости Керчи

Художник Алексей Дегтярук: «Сейчас действительно нужно жить честно»

В обществе ходит мнение, что творческие люди, а в особенности, художники – странные. В нашем госте, странность сочетается с адекватностью, ум с чувством юмора, неформальность – с простотой.

Керченский художник Алексей ДЯГТЕРУК пришёл на встречу с большими папками, внутри которых картины и с книгой художника, в которой тоже картины. Он умеет читать и пересказывать свои работы.

Его картины хранятся в галерее современного искусства «МАРС» в Москве, а также в нашем, совершенно академическом музее  – Восточно-Крымском историко-культурном музее-заповеднике.

Как Вы объясните такие противоречивости?

Всё просто. Изменилась современная эстетика. Тенденции выставочной жизни возвращаются к дохристианскому первичному, архаичному искусству. И в этом смысле мы (Керчь – прим.ред.) находимся в этом эпицентре. Я не понимаю, почему нам все рассказывают про какой-то импрессионизм. Это уже ушло. Хотя, Крым ассоциируется с Коровинской школой, якобы здесь ничего другого не может быть. Хотя если Вы бывали в Херсонесе, в Лапидарии, наши богини со змеиными хвостами – это как раз то, что сейчас, как не странно, является основой современного искусства. Именно свежесть. Вот этот период засилия концептуализма с надуманными манифестациями…зрителю это не надо. Он ходит на хорошие выставки. И это не только Серов или Айвазовский. Мы не отрезаны от мира. Мы находимся в одном из культурных центров, который очень сильно повлиял на развитии территории искусства – идей и тенденций. Сейчас время аутсайдерского неформального искусства, не требующего академического снобизма, это требует искренности и честности.

.. и желания

Ну, конечно, желания. Если человек занимается своим делом, ему всё равно, болен он или нет, есть у него карандаши или нет, есть ли бумага. Всё равно. Я вот на нашу встречу взял рисунки, которые сделаны на старых листах раскрасок или на бланках почты России. Всё дело в идее. Человек, художник, он как охотник. Что-то его цепляет и он сразу же это фиксирует. Так же как поет. Если он не запишет какую-то строчку, она уходит. Есть масса примеров. Если вы любите Борхеса, у него есть рассказ, «Сон Колриджа». Английский автор эпохи просвещение записал первую строку. Всё остальное он забыл. И вот то, что он записал, является чуть ли не лучшим образцом английской поэзии. А он это увидел во сне. А мог и не записать. И вот так мы все. Для того, чтобы не препираться с погодой, с обстоятельствами, потребностями каждодневными. Творчество это хороший повод заняться собой, душой и самосозиданием. Я придерживаюсь таких идей.

Для вас важна поверхность?

Поверхность? Раньше была больше важна. Я её, так сказать, покрывал фактурой, что-то специально делал для поверхности.

Я имею ввиду то, что у вас есть печатная графика, коллажи, отдельные картины, стрит-арты. В этом плане как вам удобнее наносить рисунок?

А! Конечно удобнее, когда бумага –  небольшой формат. Этот рисунок делается за несколько часов. Если это стрит-арт, самый длительный процесс – это согласование – можно рисовать или нет (смеётся). И вот об это разбивается масса идей. Как не странно, я думаю, мы преодолеем это ущелье страха кого-то обидеть. Это у нас такая местная цензура, в результате мы остаёмся с не раскрашенными стенами. Вот мы с вами сидим в спортивном центре, в котором по инициативе владельца раскрашена стена. Только благодаря индивидуальным предпринимателям и отдельным художникам у нас в Крыму что-то происходит, начиная от росписи стен.

А есть ли у нас в Керчи художественный круг, с которым вы общаетесь?

Я знаком со всеми, но общаюсь с теми, с кем интересно. В последнее время мы расходимся во взглядах. Это всё носит такой вид молчаливой конфронтации. Потому что проекты, которые предлагает общественная организация Союз художников Крыма… Все эти этюды, плэнеры вокруг арки моста. Но это как новость. А хочется заниматься мифологией. Мы живём в месте, воспетом Гомером. Зачем мне рисовать арку моста, которая, возможно, даже цвет изменит потом, а возможно её там и переделают, потому что парусник не проходит, Крузенштерн. А может быть ему и не нужно дальше идти до Сочи. Или он не будет к нам заходить. 

В чём для вас различие персональной или группой выставки? 

Группа. Хорошо, если эти люди объединены единым порывом, единомыслием. У нас была даже выставка, когда мы не подписывали имена. Несколько лет назад. И всё это было своевременно и надо. Мы тогда прочувствовали это аутсайдерскую волну…

Простоту.

Честность. Аутсайдеры, это люди,которые не учились, они не относятся к союзам художников. Есть ещё название такое брют-арт. По сути мы находимся в ситуации, когда мы можем рисовать, что хотим.

Но так, по сути, всегда было.

Нет, многие в поисках денег рисовали, за что платили больше. Многие, боялись нарисовать что-то лишнее, высказаться. В Крыму я считаю, у нас достаточно демократично.

Вам хотелось бы иллюстрировать поэтов?

Хочу. Каких?

Несовременных. Хармса например.

Я считаю, Хармс он очень современный.

Я тоже так считаю. Но имею ввиду не ныне живущих, а прошлых. Мне кажется он вам очень подходит, я когда увидела ваши картины, поняла что он очень вам подходит.

…Мало того и ситуация хармсовская очень современная. Потому что, чтобы избавиться от ошибок необходимо над собой уметь посмеяться. По сути наша крымская ситуация, мы начинаем жить всерьёз. Период вот этого эмоционального постукивания в грудь прошёл, теперь жизнь она каждый день. Если мы хотим быть в жизни большущей страны, нам надо прикладывать какие-то усилия, надо меняться. Иначе мы так и останемся деревней эльфов со своими летними планами на приезжающих. Приезжающий  – другой, лет –  другое, всё изменилось. Страна меняется на глазах. Не только крымская её часть. Вот что происходит. Мы видим как на самом деле огромная держава возвращает себе достоинство. Это дорогого стоит.

Вы как художник на это реагируете? 

Отчасти да, я реагирую. У меня есть непрямые политические иллюстрации. Я всё-таки больше анализирую. Мне нравится, что мы возвращаемся к своим корням- вообще все, Москва, Питер, Крым, я лично. И так на уровне каждого человека. Человеку не дадут готовую идеологию, ответы на все вопросы. Сейчас другое время. Сейчас это воспринимается, как фальшь. Сейчас действительно нужно жить честно. Если ты патриот, будь патриотом. Есть потребность на 9 мая поехать с флагом, ты всё равно поедешь с флагом или без.
И в Крыму несмотря на время малого финансирования со стороны Минкульта, здесь жизнь культурная очень бурная.

 

Как проходит ваш день? Когда вы рисуете?

Ой, ну у меня же маленький сын. И пока он спит, я что-то там делаю.  Урывками, по выходным хорошо у меня так бывает порисовать.

Вы считает «художничество», если можно так сказать..

…нормальное слово!

… своей работой или нет?

Да, это приносит деньги. Но это всё таки призвание, это реализации. С другой стороны, я же профессионал, поэтому и работа тоже. Могу ли я этим зарабатывать деньги? Умею. Но я разделяю. Есть вещи, которые делаются по заказу, а есть которые для себя.. После московской выставки я определил себя, как художника музейного. Я очень хорошо знаю, что такое популярное искусство. Но то что формирует и развивает общество, мне это сейчас ближе.

А можно ли научить человека рисовать?

Да он умеет. Человек умеет. Просто потом кто-то ему говорит:  «Ты рисуешь не так ». Мама или папа. Человек замыкается и думает, что они правы. Думает, буду я машины чинить или сваи забивать. Мы разбалованы вот этим понятием  – «Ты художник или нет? Ты член профсоюза художников или нет». У нас масса примеров, тех же певцов, которые работали сантехниками, а потом запели. Я не призываю всех вернуться к сантехнике. Я призываю помнить, что кроме ремесла, есть призвание.

А Вам не говорили – «ты рисуешь не так?»

Мне повезло, мне говорили – «рисуй больше», прямо каждый день. А, когда человеку сказать: «Ты рисуешь не так» , и он годами думает «Как?». А потом ему уже есть, о чём думать. Он женится,  и уходит интерес к себе, развитию себя. Я считаю, что мы должны о себе не забывать. О том творце, который есть в каждом.

 


Поделитесь понравившейся информацией в социальных сетях!
Анастасия Базурова: