Миры Юрия Харченко: очерк о керченском фотохудожнике

Фотография в наше время занимает одно из главных мест в колеснице искусства. Абсолютно все каждый день используют объективы совершенно разных камер для запечатления особо важных, красивых моментов в своей жизни. Керченский фотохудожник Юрий Харченко зацепил своим видением мира искусствоведа Дениса ИСАЕВА, а его творчество нашло отражение в очерке "Миры Юрия Харченко".

МИРЫ ЮРИЯ ХАРЧЕНКО

"Возможно, мы не знали бы об импрессионизме, если бы не фотоискусство. Первая выставка художников-новаторов проходила не в престижной галерее, а в ателье фотографа Надара. Фотограф смог не только увидеть невидимое в видимом, и привычное в непривычном, но и почувствовать смысл новой живописи, ее поэзии, смысла и энергии вдохновения. Иногда фотохудожник – это то же художник-живописец, имеющий тонкое восприятие мира и цвета, но его инструмент не кисть и краска, а свет и бумага. Как и живописец, человек, занимающийся фотографией, выхватывает момент жизни и запечатлевает его. Для этого нужно иметь не просто хорошую технику, но и особый дар, или, как минимум, способность.

В современную эпоху фотография стала не просто доступна, но и повсеместна. Почти каждый что-то снимает, кто на телефон, кто на дорогую камеру. Для кого-то это отличный повод сохранить память о чем-то, а для кого-то просто увлечение. Другое дело, когда фотография для тебя не просто развлечение или увлечение, а дело всей жизни.

Всю свою жизнь фотохудожник Юрий Харченко посвятил любимого делу. Он – известен не только в интернете, но и в реальной жизни. Его часто можно увидеть с «Пентаксом» наперевес на Каяшском озере, Генеральских пляжах, в горах Коктебеля и иных живописных и богатых на краски местах Крыма. Крым – это любовь Юрия Харченко навсегда. Здесь он состоялся как творческая личность, хотя истоки его творчества во многом наследственны, и фотоискусство берет начало от отца, который был живописцем. Скорее всего, именно поэтому у Харченко живописное восприятие окружающего пространства, и это нашло живое отражение в его фототворчестве.

Его излюбленный жанр – это пейзажная фотография. Ему он посвящает все свободное время, причем, один и тот же мотив иногда снимается с разных ракурсов, в разное время года и суток, и получаются абсолютно разные, не похожие друг на друга, интересные работы. Например, горные фотоэтюды, созданные на рассвете, в районе Кара-Дага и Карпат, романтические окрестности Керчи, двух морей и их бухт.

Часто коллеги называют Юрия Харченко визионером. В этом необычном слове зашифрован код его творческого воображения, метода работы с фотографией, и, возможно, во многом его жизненная позиция и настроение. В визионерстве во многом и есть смысл его жизни, несмотря на то, что Харченко, как можно подумать – совсем не замкнутый, а очень коммуникабельный и открытый человек.

Когда я шел к нему в мастерскую мне почему-то представлялись листы фотобумаги, развешенные на прищепки, древние фотоувеличители и другие атмосферные предметы. Однако этого всего не было. На стенах – висела экспрессивная живопись отца Харченко, лежали книги и каталоги, в которых публиковались фотоработы мастера. Мы расположились на мягком диване, напротив огромного монитора, и неторопливо начали разговор. Вернее, Юрий Харченко сам начал рассказывать о своей работе, о новых фотовыставках и проектах, показывая новые фотоработы, созданные на пленэрах.

- Я не сторонник платных фотосессий и тусовок, - признался Юрий Харченко, - я люблю походить, и пофотографировать то, что мне нравится, увидеть красоту, которая другим, может быть, совсем не заметна.

Пожалуй, это можно назвать методом Юрия Харченко.

Но рассматривая фотографии, впечатляет не только их живописность или художественная пейзажность, но и некая фантастичность, ирреальность, достигаемая только отчасти методом цифровой обработки, а в жизни, подмеченная в реальности.

Юрий Харченко признается, что такая фантастичность иногда приходит от его любви к фантастическим произведениям. Его любимые книги – романы братьев Стругацких. А еще с детства – произведения Александра Беляева, Вальтера Скотта и Жюля Верна.

Несмотря на цифровую эпоху, фотохудожник по-прежнему предпочитает много читать, причем, не с монитора или гаджета, а настоящие бумажные книги.

- А не хотелось бы вам вернуться к пленочной фотографии, как раньше? – интересуюсь я.

-Конечно, хотелось бы, и я до сих пор иногда работаю на пленке. Но материалы нужно заказывать, теперь их не найдешь в свободной продаже, к сожалению, - сетует мастер.

Мастер не держит свои снимки под спудом, как скупой рыцарь свои сокровища. Он постоянно участвует в выставках в Крыму и на континенте, выезжает в другие города, много общается с коллегами. Даже если речь идет о небольшой фотовыставке – на ней обязательно представлены работы Юрия Харченко. И это не говоря уже о глобальной сети, в которой много качественных фоторабот.

-К счастью, у нас, в отличие от художников-живописцев, больше солидарности, - признается Харченко, - мы создали свое объединение, работаем и выставляемся вместе. Но единственная проблема – очень хотелось бы отдельное помещение, где можно было бы проводить мастер-классы для детей, общаться и просто заниматься творчеством и сотворчеством. Много лет меня не оставляет идея фотоковоркинга, как в других городах, с которыми мы общаемся и куда приезжаем пофотографировать и поработать.

О фотохудожнике Юрии Харченко можно говорить бесконечно, но лучше пообщаться – он интересный собеседник, верный своему любимому делу. Но, как говорится, лучше один раз увидеть, вернее, почувствовать неповторимость его фототворчества, его философию невозвратимого мига, прикоснуться к мирам, которые он воссоздает через объектив.

С уважением, Денис Исаев!"




Комментарии (0)