Командный пункт Керченской военно-морской базы ЧФ у Митридатской лестницы: забытая история военной Керчи

Командный пункт Керченской военно-морской базы ЧФ у Митридатской лестницы: забытая история военной Керчи

В июле прошлого года ООО «Меандр» участвовала и победила в конкурсе с ограниченным участием (бесконкурентной борьбе) на разработку научно-проектной документации по объекту культурного наследия «Лестницы Большие и Малые» на сумму более 100 млн рублей. При аккуратном и бережном использовании этой суммы хватило бы с лихвой, чтобы возвести всю Большую Митридатскую лестницу заново. Но всё дело в том, что это памятник истории, требующий особенно бережного отношения. Именно поэтому государство выделяет столь существенные суммы на научные изыскания, обследования и проектирование — дабы избежать любых ошибок и достичь в итоге наиболее качественного результата.

Проект был сдан в марте и прошёл государственную экспертизу, но начало реализации работ по этому обширному комплекту документов сразу не то что зазвонило в колокольчик, а ударило набатом в колокола. Как выяснилось, проект был выполнен на таком уровне, что не учёл само существование древнейшего города России: реставраторы создали свайное поле на неизученной археологически территории городища Пантикапей, тем самым нанеся русской исторической науке и культуре непоправимый урон. Работы проводила тоже компания «Меандр», а разрешение на них выдал Государственный комитет, призванный охранять культурное наследие Крыма.

Обратившись к тексту государственной экспертизы, к которой, как бы это ни показалось странным, не привлекались профессиональные историки, а только строители, узнаём об ещё одном грубом изъяне проектной документации, которым, судя по всему, несть числа. А именно отсутствию даже упоминания существования на склоне горы памятника Великой Отечественной войны — командного пункта Керченской военно-морской базы Черноморского флота (КП КВМБ ЧФ). Упустить этот объект предельно сложно: ведь для упрощения его строительства была снесена правая часть третьего яруса Большой Митридатской лестницы, а соответственно невозможно выполнить задачу реставрации лестницы, так или иначе не затрагивая этот объект.

Вот, что сообщает документ: «Три яруса лестницы находятся в условиях городской застройки и окружены жилыми домами. Первый ярус состоит из восьми маршей, второй из восьми (из которых два обрушились), третий из четырёх». Фактическое разрушение части второго яруса отдельно отмечено в скобках. Так почему же то же самое не указано в отношении третьего яруса, который исторически имел 6 маршей, но два из них (правых) были демонтированы для сооружения командного пункта КВМБ ЧФ?

Последняя была сформирована 1 сентября 1941 года под командованием контр-адмирала П. Н. Васюнина и была ответственна за Керченский сектор береговой обороны, ранее входивший в состав Новороссийской военно-морской базы: охрана побережья Черного (Анапа — Судак) и Азовского морей (Темрюкский маяк — Арабатская стрелка — Геническ).

О появлении этого объекта сообщает в своих мемуарах военный комиссар Керченской военно-морской базы Валериан Андреевич Мартынов:

«В толще горы Митридат, выше идущих террасами Первой, Второй и Третьей Митридатских улиц [очевидно, имеются в виду нынешние улица 23 Мая, 1-й Митридатский переулок и улица Рыбакова] ещё при обороне Керчи 51-й армией в ноябре 1941 года в скальном грунте было устроено помещение для КП. Оно состояло из двух подземных каменных коридоров в виде буквы „Г“, было очень тесное и неудобное, но зато оборудовано всеми средствами связи, с надежным каменным потолком метров 15–20 толщиной. Рядом с КП на горе было построено несколько небольших каменных домиков для работы и отдыха штабных работников.

С площадки при входе в КП открывался широкий вид на весь Керченский пролив, вплоть до выходов в Черное и Азовское моря. При хорошей видимости на море здесь одновременно был и наблюдательный пункт штаба базы.

Расположение КП было довольно удобным — невдалеке от моря и порта. Прямо вниз по лестнице с горы до Генуэзского мола, где находились причалы для военных кораблей было не более десяти минут ходу. Близко было также до офицерской столовой Военторга, которая работала бесперебойно, несмотря на частые бомбёжки».

Вид от командного пункта КВМБ на Митридатской лестнице, 1942 год.

Вид от командного пункта КВМБ на Митридатской лестнице, 1942 год.

Площадка, где был наблюдательный пункт штаба КВМБ образована на месте снесённого правого поворотного пролёта 3-го яруса Митридатской лестницы и склона, по которому поднималась земляная тропинка через Верхнемитридатскую улицу (Рыбакова) к северной стороне вершины. На самой площадке были сооружены два небольших домика. Там же была возведена железобетонная подпорная стена, а у её основания — два входа в глубь горы.

Мартынов сообщает, что строительство данного укреплённого сооружения производилось непосредственно в условиях ускоренной подготовки Керчи к обороне в 1941 году, чем и могут объясняться решительные меры по сносу части исторической лестницы, едва ли оправданные в мирное время. Командный пункт не был повреждён во время краткосрочного оставления Керчи в ноябре 1941 года и использовался после освобождения города в ходе Керченско-Феодосийской десантной операции.

Операция развёртывалась по феодосийскому, керченскому и азовскому направлениям и планировалась Кавказским фронтом. Черноморский флот был на этот период оперативно подчинён командующему фронтом Д. Т. Козлову. Кораблям ЧФ были приданы крупнотоннажные суда Черноморского пароходства и разнородные плавучие средства для доставки десанта. На КВМБ под командованием контр-адмирала А. С. Фролова возлагались задачи противовоздушной, противоминной и противодесантной обороны Керченского пролива, подготовка и осуществление переброски войск и техники на Керчь и северо-восточную часть полуострова и многое другое. Личный состав базы насчитывал 7 тысяч человек, из которых семь сотен — офицеры, и на период десанта был пополнен 2 тысячи моряками.

Десантная операция началась в ночь на 26 декабря, а утром 30 числа Керчь уже была освобождена, противник быстро отступил, избегая окружения и потери армии. КВМБ перебросила с таманского берега 11 225 бойцов, 47 орудий, 198 минометов, 229 пулеметов, 210 лошадей и 12 автомашин. Войска 51-й армии были высажены Азовской военной флотилией под командованием С. Г. Горшкова на севере Керченского полуострова.

Штаб немецких войск размещался в большом трёхэтажном здании на набережной, где до ноябрьской эвакуации дислоцировался штаб КВМБ. После освобождения города в нём сразу расположились комиссар и начальник керченского гарнизона, а позже снова переместился и штаб базы. Командный пункт КВМБ разместился в бункере на склоне Митридата.

Второй ярус Митридатской летницы. Восстановление линий электропередачи, январь 1942 года.

Второй ярус Митридатской летницы. Восстановление линий электропередачи, январь 1942 года.

28 января 1942 года, после потери Феодосии, был образован Крымский фронт в составе 51-й и 44-й армий (усиленный позже войсками 47-й армии) под командованием генерал-лейтенанта Д. Т. Козлова. Начальником штаба фронта, располагавшегося вначале в городе, а затем перенесённого в с. Ленинское, был назначен генерал Ф. И. Толбухин.

По воспоминаниям комиссара В. А. Мартынова, командование базы недооценило опасность и в январе—феврале почти не пользовалось защищённым от бомбардировок командным пунктом: служебный персонал находился в штабе на набережной, где был и политический отдел. Между тем в конце февраля вражеские налёты на город настолько усилились, что сигналом воздушной тревоги стали не сирены, а работа зенитных установок: наряду с массированной бомбардировкой производилось метание бомб с пикирования по конкретным целям. На рассвете 2 марта немцы обрушили 500-килограммовую бомбу на штаб КВМБ, в результате чего была разрушена фасадная часть здания, а на набережной образовалась большая воронка — пострадало около 80 человек, несколько погибло, многие были ранены, в том числе командир базы контр-адмирал А. С. Фролов.

О каком именно здании идёт речь, сказать сложно. Наиболее подходящее под описание бывшее управление торгового порта, так называемый дом Домгера, не получило сколь-нибудь серьёзных повреждений во время войны. При этом угловое административное здание напротив, где до войны помещался городской комитет партии, было стёрто с лица земли. Однако оно было двухэтажным, если не принимать в расчёт возвышавшуюся сверху башенку и вполне возможные подвальные помещения.

Налёты на Керчь становились всё более частыми и сильными — советские истребители были задействованы на передовой Крымского фронта, поэтому город оставался в значительной степени без воздушного прикрытия. В апреле штаб КВМБ был переведён в укреплённый командный пункт на Митридате, где мог находиться в безопасности даже в период наиболее жестоких артиллерийских обстрелов и бомбардировок. 18 апреля был издан приказ о расквартировании всех частей и учреждений КВМБ в крепости Керчь, находившейся в полном распоряжении командования базы — штаб по-прежнему оставался в городе.

«В крепости имелось много хорошо укрытых подземных помещений, в которых можно было разместить и более крупное воинское соединение, чем Керченская база. Крепостные казематы, равелины, камеры и прочие помещения со сводчатыми каменными потолками, со слоем грунта над ними, доходившим местами до десяти метров, стали надёжной защитой для людей и военного имущества. В самой Керчи оставались только подразделения, непосредственно обеспечивавшие работу штаба: служба наблюдения и связи да несколько взводов из стрелкового батальона и пулемётной роты. Плавсостав КВМБ и артиллерия, береговая и зенитная, оставались на прежних местах в зоне Керченского пролива», — вспоминал военный комиссар В. А. Мартынов.

Несмотря на зенитное заграждение, 20 апреля над городом отработали около ста немецких бомбардировщиков. В тот же день в Керчь прилетел командующий флотом вице-адмирал Ф. С. Октябрьский. Пробыв в городе несколько часов, он посетил КП штаба КВМБ и выслушал доклад командира А. С. Фролова.

28 апреля из Краснодара в штаб Крымского фронта в селе Ленинском прибыл народный комиссар Военно-Морского Флота адмирал Н. Г. Кузнецов в сопровождении главнокомандующего северокавказским направлением маршала С. М. Будённого. На следующий день в командном пункте КВМБ на Митридате адмирал принял доклад А. С. Фролова, одобрив меры по борьбе с минными заграждениями противника и подчеркнув первостепенную важность обеспечения перевозок для Крымского фронта — готовилось решающее наступление. В течение двух дней он посещал части базы на Керченской стороне пролива и в крепости, побывал в морской авиачасти на озере Тобечик. 29 апреля вражеская авиация дважды бомбила и Митридат, и крепость Керчь.

Набережная, 1944 год

Набережная, 1944 год

10 мая оборона Крымского фронта была прорвана и Ставка приказала отступать с Акмонайских позиций и закрепиться на неподготовленном к обороне Турецком валу. Утром 12 мая в Керчь прибыл маршал С. М. Будённый и заместитель народного комиссара ВМФ адмирал И. С. Исаков. Последний выслушал в митридатском КП доклад командира КВМБ о том, что перед базой стоит на порядок более сложная задача по эвакуации войск, чем в период высадки десанта в декабре 1941 года. Было принято решение при необходимости бросать технику и спасать личный состав. Через час в КП прибыл маршал С. М. Будённый и выслушал доклад контр-адмирала А. С. Фролова о состоянии дел базы и её взаимодействия с фронтом, отбыв затем в штаб Крымского фронта, переместившийся в Аджимушкай.

13 мая пала оборона Турецкого вала — фронт был разрушен и с тяжёлыми боями в нарушенном боевом порядке стал откатываться к побережью пролива. Керченская военно-морская база, усиленная сейнерами и пароходами Азовской военной флотилии, приступила к эвакуации войск под обстрелом тяжёлой артиллерии и почти беспрерывными налётами вражеской авиации.

13 мая контр-адмирал А. С. Фролов оставался в КП штаба КВМБ для руководства переправой, тогда как военный комиссар В. А. Мартынов отправился руководить обороной и эвакуацией крепости Керчь. Защитники крепости успешно сдерживали наступление противника, а после израсходования артиллерийских и миномётных снарядов была проведена эвакуация личного состава под прикрытием взрывов складов Черноморского флота в форте Тотлебен с 3–4 тысячами тонн боезапаса, накопленного для нужд морской авиации и береговой артиллерии. В. А. Мартынов вспоминал:

«Мы оставляли старую керченскую крепость под грохот взрываемых складов с боеприпасами. С часу ночи и до семи часов утра 16 мая 1942 года наши части отходили к морю, производили посадку на плавсредства и направлялись через пролив. Взрывы следовали один за другим, раскалывая горизонт. Высоко в небе вздымались огромные смерчи огня, освещая, подобно гигантским факелам, всю крепость. Это продолжалось около часа. Земля вздрагивала под ногами, как живое существо, летели обломки строений, влажная ночная даль отзывалась коротким надорванным эхом. Находясь у моря, мы смотрели на эти зловещие сполохи взрывов, взметавшиеся на „Тотлебене“, самой высокой отметке крепости, и нам казалось, что эти вспышки мощных огней как бы венцом обрамляют Павловскую бухту и служат нам огневым прикрытием при отходе на Тамань. Так оно и получилось. В течение всей эвакуации враг безмолвствовал. Надо полагать, он уточнял обстановку, не рискуя соваться на линию видимых мощных взрывов, не зная, сколько их ещё будет».

В один день погрузить всех не удалось, и оставшиеся полтысячи бойцов под руководством начальника штаба обороны крепости И. С. Барабанова и военного комиссара Д. С. Калинина сражались ещё 4 дня и были эвакуированы лишь вечером 19 мая. К счастью, после произведённого подрыва немцы не предпринимали решительных наступлений на крепость.

Бронекатера ЧФ. Высадка советских войск в ходе Керченско-Эльтигенской десантной операции, конец 1943 года.
Всего в эвакуации было задействовано 158 плавательных единиц. 15 мая командование Крымского фронта передислоцировалось в крепость Еникале. Контр-адмирал А. С. Фролов занимался эвакуацией с пристаней металлургического завода. Первое время было приказано переправлять раненых (удалось вывезти 42 324 человека), секретную материальную часть («Катюши») и тяжёлую артиллерию. Предпринимались отчаянные попытки организовать оборону, проводились контрнаступления. Для поддержки войск с таманского берега было доставлено 180 тонн боеприпасов и 80 тонн продовольствия. К исходу 17 мая Военный совет Крымского фронта с оперативной группой штаба с разрешения Ставки переправились через пролив.

В районе Еникале всё было усеяно уничтоженной и брошенной техникой, 19 мая плацдарм обороняли 3500 бойцов без артиллерии. Эвакуация прекратилась ночью 20 мая — дальше продолжать её было невозможно. Крымский фронт потерял более половины своего состава убитыми и попавшими в плен и прекратил своё существование. Предельным напряжением сил флота было эвакуировано до 150 тысяч человек. Огромное количество техники и вооружения попало в руки врага. Падение Севастополя стало предопределено.

Брошенная техника в районе Еникале, 1942 год

Брошенная техника в районе Еникале, 1942 год

При эвакуации штаба Керченской военно-морской базы ЧФ из Керчи командный пункт был ликвидирован. До сих пор этот объект, где работали и который посещали высшие военные чины, остаётся неизученным: арочная галерея, ведущая в глубь горы, обрушена. Сам КП может находиться доныне в сохранности. Для выяснения данного вопроса необходимо произвести разбор завала с соблюдением всех мер безопасности при работе под землёй или путём вскрытия насыпи.

Реставрация 3-го яруса лестницы не может быть проведена без разбора подпорной стены, созданной после строительства командного пункта. Снос этой стены без предварительного изучения памятника войны может закрыть вопрос его исследования и музеефикации навсегда. Поэтому проект реставрации Большой Митридатской лестницы должен быть переработан с учётом обследования КП КВМБ ЧФ и поиска решения одновременно двух задач: восстановления правой части 3-го яруса и обеспечения доступа к КП.

Ходаковские К. Н. и В. Н.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 1736